Возникновение многочленной системы

Успешное предсказание существования простых систем оптического пути убедило Заварзина в возможности прогнозирования в области эволюции органического мира. Можно думать, — писал он, — что возможно предсказать ближайшие этапы этой эволюции (т. е. эволюции оптического пути. — Э. М.). Она должна идти в сторону дальнейшего усложнения основной цепи, которая, вероятно, станет когда-нибудь пятичленной с четырьмя ганглиями. Вероятно, это расщепление произойдет в области третьего оптического ганглия. Возможность прогнозирования Заварзин справедливо относил к важным признакам эволюционной концепции. По поводу своего предсказания он заметил, что это и есть динамическое эволюционное понимание структуры. Заварзин никогда не терял из вида практического значения самых отвлеченных эволюционных построений. Конечной целью любого самого широкого сравнительного исследования он считал познание человеческого организма. Поэтому эволюцию нервной системы он не сводил к эволюции отдельных ее структур, а стремился понять ее в целом, понять в конечном счете эволюцию ее интеграционной роли в организме, неизменно возрастающей в пределах разных эволюционных рядов. Проблема взаимоотношения нервной системы с остальными частями организма далеко не сводится, по Заварзину, к вопросу о нервных окончаниях, но должна рассматриваться значительно шире, как проблема эволюции взаимоотношений нервной системы и остальных систем в организме. Здесь уже явно намечался переход к практике. Ближайшей задачей патологии должно стать, — по словам Заварзина, — изучение этой эволюционной динамики интегрирующего влияния нервной системы. Эволюционная гистология получала выход в медицину.

ВАШ КОММЕНТАРИЙ: