Создание методологии

Исследования Э. Бауэра, Д. Н. Насонова и В. Я. Александрова убедили его в существовании очень глубокой взаимосвязи тканевой (клеточной) и молекулярной эволюции. Ключ к пониманию закономерностей тканевой эволюции он склонен был искать в закономерностях организации живого вещества. Из теории эволюционной динамики тканей следовало, что изучение структуры белка составляет необходимую предпосылку к более полному и детальному познанию закономерностей тканевой эволюции. Прогресс эволюционной теории оказался, таким-образом, лимитирован состоянием теоретической биологии и степенью подвинутости эволюционных направлений в разных областях биологии. Судьба каждого из таких направлений, в свою очередь, определялась уровнем, достигнутым эволюционной мыслью, разработанностью различных разделов теории эволюции и общим состоянием эволюционной биологии. В середине 30-х годов намечаются контуры будущего синтеза сравнительно-эволюционных воззрений, выработанных в генетике, гистологии, биохимии, физиологии и других областях биологии. Его осуществление со временем позволит, вероятно, создать новый раздел учения о развитии органического мира — концепцию эволюции тканевых, клеточных и молекулярных структур живых организмов. Убедившись в том, что ткани эволюируют параллельными рядами, А. А. Заварзин задался вопросом, каков механизм эволюционного развития в пределах отдельного ряда гистологических структур, каждой тканевой системы? По Заварзину, этот механизм состоит в постепенном увеличении элементов, составляющих данную систему, путем ее дифференцировки. Система тканей внутренней среды в простейшем случае представлена одним элементом; на следующей ступени — двумя элементами (трофический зернистый амебоцит и универсальный базофильный); в дальнейшем число элементов увеличивается — сначала с сохранением общего камбия, а затем в условиях расщепления последнего (у позвоночных намечается двойной камбий — для механического и для трофического ряда).

ВАШ КОММЕНТАРИЙ: