Поспешные заключения

Аналогии, которые проводились между беспозвоночными и позвоночными первыми гистологами-эволюционистами, и прежде всего Геккелем, в период критического осмысления фактического и теоретического наследия филогенетической морфологии были поставлены под сомнение. Насколько основательны оказались эти сомнения, можно заключить из того, что спустя почти пятнадцать лет после известного скептического выступления Эбнера (1911 г.) Заварзин вынужден был признать: все завоевания эволюционной генетической морфологии оказались мало приложимыми к гистологическим объектам — к клеткам и тканям. Почему же сравнительный метод, основанный на принципе параллелизма, оправдывал себя в гистологии, тогда как филогенетический метод оказался здесь как будто бы непригодным? Ответ на этот вопрос Заварзин искал в специфике объекта своего исследования. Ткань, по его определению, есть система гистологических элементов, характеризуемая прежде всего функциональными особенностями. Поскольку, по всей вероятности, для каждой функции природа располагает только одной такой системой, последних может быть относительно небольшое количество. Эта мысль иллюстрируется примером из химии, где существует ограниченное число элементов, так же как тканей, и бесконечное разнообразие построенных из них сложных химических веществ (как организмов в живом мире). Проводя эту параллель, Заварзин отнюдь не абсолютизировал роль гистологических структур в организме, специально оговорившись, что на свойствах элементарной единицы организма — ткани может сказываться влияние целого, несколько видоизменяющее и специфицирующее ее основные, общие для всего живого свойств. Однако это влияние не снимает проявления параллелизма в строении гистологических структур в пределах животного мира.

ВАШ КОММЕНТАРИЙ: